Официальный сайт

рус eng

Скончался Валентин Федорович Валентинов

08 июля 2014

Сегодня, 8 июля, в 9:00 после тяжелой и продолжительной болезни скончался выдающийся диктор, ученик Юрия Борисовича Левитана Валентин Федорович Валентинов.

Федерация хоккея России выражает искренние соболезнования родственникам Валентина Федоровича, который останется яркой личностью в мире отечественного спорта. На протяжении нескольких десятилетий он работал диктором на крупных хоккейных и футбольных соревнованиях, проходивших в Москве. Его голос навсегда останется в памяти любителей спорта и преданных посетителей московских «Лужников».

Церемония прощания с Валентином Федоровичем состоится 10 июля в 12:00 в Городской клинической больнице имени С.П. Боткина.

фото: http://www.bezopasnost.ru/news/1094/

Из интервью Валентина Федоровича (19 ноября 2001  года, автор – Дмитрий Желобков):

- Начнем?
- Значит, спрашиваешь, как докатился? Через год уже 40 лет, как я на этой работе, и 30 из них работаю диктором в «Лужниках». Начиналось все с Владивостока. Родом я оттуда. Помню радиотарелку, которая была у нас в доме, и голоса Качалова, Москвина, Тарханова. Я в буквальном смысле слова наслаждался, когда выступали эти великие люди. Мне 6 лет тогда было, война шла полным ходом. Слушали сводки Левитана. Тогда и произошло мое первое знакомство с правильной русской речью, и что-то меня задело. - Тут нас прервал гул трибун. - Извини, я поработаю немного. 

«Шайбу забросил Алексей Ткачук. Команда «Спартак», - прокатилось по трибунам.


- Потом поступил в военно-морское училище. Окончив его, попал по распределению в Хабаровск и тут же положил на стол командира рапорт об увольнении из Вооруженных сил. Как я только им не объяснял, что ошибся, что не мое это дело. Написал даже письмо Ворошилову и только благодаря этому относительно безболезненно прошел процедуру отставки. А что дальше делать буду, не знал. И тут подвернулся случай. Увидал объявление о наборе на местное радио. Взяли диктором. На полгода «заперли» в театральном училище: мучили до умопомрачения... Минутку. 

«За удар соперника локтем удален на две минуты...»

- Однако все время хотелось в Москву, - продолжает диктор рассказ о своей биографии. - Тут опять случай. Поехал я в столицу работать концерты вместе с цирком на льду. Меня здесь услышали. Получил официальное приглашение в «Лужники», где и работаю по сей день. Помню один из первых своих матчей. ЦСКА и СКА - Ленинград в хоккей играли. В почетной ложе все Политбюро. У меня ладони потом покрылись. Сколько великих я перевидал за эти годы! Третьяк начинал только, Фирсов, Харламов, Мальцев, Яшин Лева, Валя Иванов, Эдик Стрельцов, Слава Воронин... Многие из них потом стали моими друзьями.

- Коллеги вас быстро признали?

- Еще и помогали! Помню 77-й год, Универсиада. Работаем в паре с Юрием Борисовичем Левитаном. Он человек был очень стеснительный, его дикторскую кабинку даже зашторивали специально, чтобы он на себе чужих взглядов не чувствовал. Это не диктор, это Бог! Без его подсказок я бы не состоялся. Помню, как-то пришел я к нему на работу в студию подготовки информвыпусков. Подбегает к нему молоденькая девчушка-редактор и гордо сообщает: «Юрий Борисович, вы только что ошиблись. Вы сказали ГуантанАмо, а надо ГуантАнамо». Левитан помолчал несколько секунд и сказал: «Я ошибся? Не может быть!» Из спортивных комментаторов уважаю Котэ Махарадзе и, конечно же, Николая Николаевича Озерова. Вот у кого надо учиться комментаторам. Сейчас ведь все доки в спорте. Включи телевизор и услышишь, как они тебя играть учат. Нельзя ни зрителя, ни игроков учить играть. Замучили своей «просвещенностью», а русский язык напрочь забыли. С Озеровым можно было смотреть игру. Он не выпячивался, не засорял нам мозги ерундой и своим взглядом на игру. Я помню, как мы с ним работали на хоккее уже после того, как он заболел и ушел на пенсию. Коля сидел в своей инвалидной коляске в комнате режиссеров напротив моего рабочего места и сообщал мне результаты других игр. Я включал микрофон и говорил: «Дорогие друзья! Только что спортивный телекомментатор Николай Озеров сообщил нам последнюю информацию из Челябинска...» Потом он долго улыбался и благодарил за то, что не даю болельщикам забыть его имя.

И Валентинов опять отвлекся: «Шайбу забросил...»

- Болеете-то вы за кого, Валентин Федорович?

- Я слежу за выступлением всех московских хоккейных команд. Например, здесь представляю «Спартак» и подыгрываю зрителю, помогаю ему болеть. Но сам не болею. В футболе - за «Торпедо». То, в котором играли Стрельцов и Воронин. Стрельцов вообще уникум. Мы с ним, можно сказать, друзьями были. В 91-м, когда он умер, после траурной панихиды на стадионе, буквально через 3 - 4 часа, на этой же арене прошел очередной матч чемпионата. Перед началом игры я сказал: «Дорогие друзья! Сегодня мы простились с великим игроком...» И тут я заплакал. Представляешь, впервые в жизни дал волю чувствам. Весь стадион понял это и молча встал.

Перед пятидесятилетием Мальцева долго думал, что ему подарить. Они очень дружили с Харламовым, но в чемпионате играли в разных командах. И вот во время застолья я встал и как только можно торжественнее сказал: «С подачи Валерия Харламова, номер 17, шайбу забросил Александр Мальцев, номер 10». Сашка ко мне через весь зал побежал обниматься. 

Сегодня я объявляю игрока, забившего шайбу, с той же торжественностью, что и тогда, - это моя профессиональная обязанность. Но, честное слово, поменяйся они сейчас формой, мне все равно будет. Гонора хоть отбавляй, а гордости, патриотизма, чувства долга ни на грош. Вел я в прошлом году чемпионат мира в Санкт-Петербурге. Думал, со стыда сгорю! 11-е место! Даже вспоминать не хочется. Вот тебе свежий пример. Понимаю, что «Бавария» посильнее «Спартака», но доводить до 1:5 и при этом безвольно бегать на глазах российских телеболельщиков - это преступление. Такого никогда бы не позволил себе никто из той старой гвардии. Среди современных игроков разве что Егорушку Титова могу отметить. Всегда поинтересуется здоровьем, подойдет, спросит: «Вы сегодня работаете? Значит, все нормально будет». Подожди!

«Шайбу забросил...» 

- Я тебе вот что скажу: голосов, как у меня, много, но мало кто понимает, как играть на таком инструменте. А я долго учился на нем играть. Я хочу помочь сберечь русский язык. Русская речь певучая, но петь ее надо уметь. Ведь даже обычное «Шайбу забросил» можно сказать по-разному и тем самым отразить настроение большинства стадиона. Попробовал бы я объявить фамилию забившего Шевченко в печально известном матче Россия - Украина так, как я это сделал бы, если б мяч влетел в противоположные ворота! Представляешь, что было бы?! А так весь стадион после объявления молчал как немой. В этом и состоит наше дикторское искусство. Я люблю микрофон и знаю, что меня хоть ночью разбуди, должен уметь сказать, к примеру, «Добрый вечер!» так, как требуют этого дело и обстановка.

- Я, прогуливаясь по «Лужникам», слышал, как Валентинов объявляет, в каком ряду и у какого продавца можно купить более качественный товар. Это тоже «дело и обстановка»?

- Во-первых, я официально работаю диктором Дворца спорта «Лужники». За время работы здесь мне приходилось объявлять и кто тапочки потерял, и кто зонтики, и еще что-нибудь. Если бы не рынок, лишилась бы Москва в свое время «Лужников». Нет денег - нет спорта.

- Расскажите про курьезы.

- Я тебя, наверное, огорчу, но ничего такого у меня не было. Просто стараюсь не допускать брака. Хотя... Однажды на матч пришел Брежнев и сел в правительственную ложу. Тут, смотрю, закурил Генсек, да так смачно, что дым валит оттуда, как с пожара. Ну, я в перерыве набираюсь наглости и говорю в микрофон: «Дорогие друзья! Напоминаю вам, что в нашем Дворце спорта категорически запрещается курить!» Наглость неслыханная. Минут через пять передо мной появился молодой человек в сером костюме и попросил больше не делать таких замечаний. Я их больше не делал, а Брежнев больше не курил.

Еще один случай. Это было в марте. Я только закончил работу на хоккее и перешел на футбол. И вот говорю свою любимую фразу: «Команды приглашаются на лед...» Как умудрился хоккей с футболом перепутать, до сих пор ума не приложу. Потом все говорили: «Диктор-то с юмором! Поле в марте вон как подморозило». Подожди. Удаление объявлю. 

- Не жалеете, что выбрали эту работу. Может, о чем другом мечтали?

- Да, ты что! Я без этого жить не могу! А мечты... Я и сейчас мечтаю в кино сыграть. Не знаю почему, но вот люблю кино, и все тут.