en
ВСЕ НОВОСТИ

«Самое ценное золото – из Квебека». Алексей Терещенко – о трех победах в чемпионатах мира

Самые яркие воспоминания форварда сборной России об играх в Квебеке, Берне и Хельсинки, конкуренции, методах работы Вячеслава Быкова и Зинэтулы Билялетдинова, визитах в Кремль и многом другом.

 

2008. «С ПРИХОДОМ БЫКОВА ОТНОШЕНИЕ К СБОРНОЙ СТАЛО БОЛЕЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫМ»

– С каким настроем ехали в Канаду и могли ли представить тогда, что со своего первого чемпионата мира вернетесь с золотыми медалями?
– Всегда нужно верить и, самое главное - ставить не заоблачные, а реальные цели, которых можешь достичь вместе с командой. Мы готовились к этому, прекрасно понимая, что чемпионат будет в Канаде. В Квебек поехали большой делегацией, потому что тогда никто не знал, кто из ребят освободится в НХЛ и присоединится к сборной. Хорошо запомнился командный ужин за несколько дней до начала соревнований – когда все, кто должен был играть, за исключением Жени Набокова, приехали из НХЛ, плюс игроки, которым нужно было возвращаться домой через два дня. Собралась большая бригада, классная атмосфера, это была Команда с большой буквы! Так получилось и благодаря самим ребятам, и Вячеславу Аркадьевичу, который давал эту возможность игрокам находиться вместе, не закрывал нас. Мне кажется, с его приходом поменялось отношение к сборной, оно стало более профессиональным. Это было здорово и повлияло на очередной этап развития и хоккея в нашей стране, и сборной. Сборная получилась очень дружной и мастеровитой. 

– Благодаря чему Вячеславу Аркадьевичу удалось создать такую атмосферу?
– Быков знал баланс, он мог и пошутить с ребятами, спокойно общался, никогда не ставил себя выше кого-то. Да, когда были проблемы, мог конкретно высказать всё, что надо – и команде, и каждому в отдельности. Для любого игрока важно доверие тренера, а от Вячеслава Аркадьевича оно было, на что мы ему отвечали и своим отношением, и игрой. Плюс поколение, не будем этого скрывать, наверное, из последних, это одно из самых сильных за последние время. Даст Бог, будет еще сильнее в ближайшее время.

– Когда говорите, что Быков мог пошутить – не верится, потому что за весь турнир при общении с прессой он улыбнулся только когда взяли золото…
– Все знали, для чего мы собрались и для чего приехали, у нас не было цели чем-то злоупотреблять – как напитками, так и доверием тренеров. И это нормально, это правильное отношение к профессионалам. А мы доказали, что таковыми стали, и за нами не нужно следить, заставлять что-то делать из-под палки. Мы приехали в Квебек и хотели выиграть.


1000_02_20101218_RUS_CZE_VNB_KUZ 005.jpg


– Во время чемпионата мира у вас постоянно менялись партнеры – Александр Радулов, Максим Афиногенов, Данис Зарипов в разных вариациях. Каково это?
– Есть организация игры, и ты знаешь, что должен делать в той или иной ситуации, поэтому здесь не должно быть проблем, с кем ты играешь и как играешь. Партнеры знают, что они должны делать, чего ждать от тебя. Это и есть хоккей, это и есть тонкости, влияющие на результат, на исход матча, каждый мини-момент. Эти тонкости, к сожалению, не все знают. Партнеры меняются, но игра-то одна остается. Но, конечно же, здесь важен и уровень хоккеистов, которые у тебя в звене, чтобы и ты за ними тянулся, и уровень сборной поднимался, и качество хоккея тоже.

– Помните свою первую шайбу в Канаде?
– Это было в матче против итальянцев, я тогда от синей линии бросил. Вообще тот сезон для меня по статистике получился самым лучшим в карьере, наверное, еще и следующий выдался таким же. Поэтому трудно говорить, что это был какой-то важный гол. И забивать, и выигрывать приятно, но каких-то особенных эмоций не чувствовал. Вот финал – другое дело. 

– Финал против Канады наверняка стоит особняком. За день до этого матча удалось нормально выспаться?
– Мы вообще ни о чем не думали, сходили на командный ужин в хороший стэйкхаус. Все спокойно готовились, не было каких-то волнений. 

– За счет чего удалось совершить яркий камбэк, который вспоминают и сегодня?
– Все просто: была Команда, не важно, кто там из НХЛ или нашего чемпионата. Мы верили друг в друга, несмотря ни на что. У нас были проблемы с вратарями, когда в самом начале чемпионата травмировались и Сёма Варламов, и Саша Еременко, но «Сан-Хосе» вовремя вылетел из плей-офф, и приехал Женя Набоков. Мы становились сильнее, верили в себя, в команду. Поэтому даже сомнений не было, что мы не развалимся, уступая в две шайбы. Старались играть правильно и этот матч вытащили заслуженно, да и вообще весь турнир провели ровно. 

– Перед третьим периодом, когда уступали в две шайбы, что говорили друг другу в раздевалке?
– В раздевалке было спокойно, просто выходили на третий период, зная, что нам некуда отступать, за нами Россия. Вышли и сделали то, что должны были. 

– А потом начался камбэк с шайбы, которую забросили вы…
– Да ладно, играла вся команда, мне просто повезло. Пересменка была, Семин бросал, а шайба отскочила и залетела. Я даже не видел куда бросал, смотрю в сторону ворот, а оказывается, забил. Ну, а после этого момента мы стали давить еще больше, и в итоге Илья [Ковальчук] бросил с угла и попал. Невероятные эмоции, переживаешь, смотришь, это не передать словами. Этот чемпионат по составу хоккеистов получился приличным, если мне не изменяет память, то 80% от состава Канады поехали на Олимпийские игры в Ванкувер. 

– Помните удаление в овертайме, которое Канада заработала благодаря вам?
– Стали клюшки совать, получился стык, Нэш убрал руки, и шайба выскочила. Прилети она на лавочку, то штрафа бы не было, а тут просто повезло, игрок попал именно в то место, откуда судьи на лед выходили. В общем, просто повезло. 

– Многие хоккеисты из сборной говорят, что, натыкаясь на обзор этого матча в интернете, всегда пересматривают и ком подходит к горлу. Вы из их числа?
– Да, у меня то же самое, даже сейчас, когда с вами говорю, прокручивая все эти моменты и сколько разных сложностей было на пути. Как Мору [Алексея Морозова] сломали, а Илья побежал драться и получил матч-штраф, как сломались почти все вратари, как Даня Марков играл со сломанной ногой на уколах. Поверьте, проблем было много, но была и команда, всегда выигрывает команда, а не отдельные личности. Это всегда было, есть и будет. 

– А вы знали, что многие канадцы тогда болели за Россию, потому что ваш хоккей им понравился больше?
– Не слышал такого, но мы и вправду играли в хороший хоккей. Считаю, что он был сбалансированным: умели обороняться и сильно сыграли в атаке. Мы много забивали на этом чемпионате мира, сейчас даже не вспомню, забивали ли мы тогда меньше трех шайб за игру кому-то. 

– После Канады вас сразу же повезли в Кремль, что помните об этом?
– Во-первых, мы должны были улетать рейсовым самолетом, но руководство страны нам выделило чартер. Мы его еще довольно долго ждали, потому что сначала он должен был прилететь за нами из Москвы. Помню, после всех празднований приехали в аэропорт под Квебеком, все хотели есть, Саня Овечкин с Сёмой Варламовым поехали за бургерами, причем с кубком, Саня с ним вообще не расставался. Привезли «Биг маки». А когда мы уже полетели, то Саня с Сёмой спали прямо в проходе, все так же с кубком, по-моему, даже фотографии где-то остались. А Сергей Викторович [Федоров] в Москву вообще без паспорта полетел, он же как уехал в девяностых, так и не был в России с тех пор, а к сборной присоединился, прилетев из Вашингтона. Спросите у него, не знаю, расскажет он об этом или нет. Удивительное время было. 

– Как вас встретил Дмитрий Анатольевич Медведев?
– Мы прилетели и были кто в чем, Саня вообще в сланцах пошел в Кремль. Там было очень официально, от слова «совсем», но очень приятно, что президент страны лично всех нас поздравил с победой. А вот уже на следующий год после Берна все получилось более камерно и спокойно для нас: нам организовали экскурсию, поводили по залам, всё показали, было красиво и помпезно, нам рассказали про все награды государственные, которые были и которые есть. Приятно попасть туда и ощутить всю атмосферу, увидеть своими глазами, что происходит в Кремле. Это запоминается на всю жизнь. 


2009. «ЗНАЧИМОСТЬ ПОБЕДЫ В БЕРНЕ ПРИНИЖАТЬ НЕ СТОИТ»


VNB_7430.jpg


 – Вызов в сборную на последующие чемпионаты мира для вас был самим собой разумеющимся, или каждый раз ему предшествовала борьба и высокая конкуренция?
– Каждый раз, каждый день ты доказываешь свою состоятельность не только в играх за сборную, но и в чемпионате России. Поэтому если ты весь сезон играешь плохо, то логично, что ты никому и нужен не будешь. Всегда нужно быть наверху. Можно сделать шаг назад, потом два вперед, но не останавливаться никогда. Конечно, и задачи для себя я ставил всегда, а это значит держать свой уровень, поднимать его и совершенствовать. 

– В Швейцарии у вас партнеры поменялись, каково было играть в связке с Морозовым и Ковальчуком?
– Играть с такими профессионалами - удовольствие, это люди, которые всегда были бомбардирами. Всегда могли в одиночку решить исход матча своим броском, какими-то результативными действиями. Это очень высокий уровень хоккеистов, и ты к нему сам тянешься, если ты уровнем ниже, или за тобой тянутся. Илья и Алексей большие профессионалы, игроки с большой буквы. 

– Несправедливо меньше говорят о чемпионате мира в Швейцарии, расскажите, что у вас осталось в памяти об этих матчах?
– Это совершенного другой чемпионат, он получился немного слабее по составу участников, точнее по игрокам, которые приехали в свои сборные. Но значимость его от этого не становилась меньше. Хоккей в Швейцарии очень популярен, его там обожают. Швейцарские болельщики и что они творили на арене – отдельная история. Выходишь после допинг-контроля, идешь мимо фан-зоны, а там – пиво, сосиски, веселье и неимоверная атмосфера. В Квебеке мы такого не видели, потому что нас подвозили и увозили. Для швейцарцев хоккей – это праздник, сумасшедшая атмосфера, а как они болеют на стадионе и около него – удивительно. Классная организация всего турнира получилась. Канадцы вообще туда с семьями прилетели, они жили на первом этаже, и у них выходы были к маленьким лужайкам при номерах. И они там перед игрой посидят, со своими детьми поиграют и пойдут на матч. Нас особо никто не контролировал, мы ходили, гуляли по городу, так же, как и игроки любых других сборных. 

– Если сравнить два финала против канадцев, что сложнее – догонять или удерживать преимущество половину игры?
– В 2008-м мы отыгрывались и победили, по эмоциям это воспринимается, конечно же, ярче, но оба матча оказались непростыми. В 2009-м больше приходилось даже не сдерживать соперника, а играть намного строже. К счастью, нам это удалось, и мы всё довели до логического завершения. 

– Насколько важна в хоккее удача и улыбалась ли она сборной России, когда вы брали золото?
– Ну, про одну удачу я уже рассказал, когда Рик Нэш в 2008-м в овертайме выбросил шайбу и получил две минуты, а попади он на полметра влево – и всё, штрафа нет. Конечно, удача – неотъемлемая часть спорта. Но что такое удача без твоей работы, желания конкретного игрока и всей команды в целом? Без огромнейшей работы всего персонала она не придет. Сколько работали доктора, массажисты, технические администраторы: представляете, какой они объем работы делали на всех чемпионатах мира? Я благодарен врачам в Берне, они мне по два укола за игру делали, массажисты меня там крутили, чтобы я мог играть и спина не болела. Хоккеисты хоккеистами, а что там вокруг ребят? Кто делает, чтобы все работало, и мы хорошо играли? Конечно же, персонал, помогающий нам. Удача любит тех, кто трудится, и она все равно придет рано или поздно, тебе представится возможность, но нужно ее заслужить. 


2012. «БОЛЬШЕ ВСЕГО ЗАПОМНИЛСЯ МАТЧ СО ШВЕЦИЕЙ В ГРУППЕ»


02_20120511_RUS_SWE_VNB 9_001.jpg


– В 2012 году в сборную пришел Зинэтула Билялетдинов, тренер, которого вы считаете одним из лучших в России. Что нового он привнес в сборную?
– Организация игры стала другой, а все остальное осталось прежним. Правила, которые были в команде, остались. Мы так же ходили на ужины, гуляли и смотрели город. Понимаете, мы тоже люди, мы не хотим сидеть взаперти, хорошо знаем, для чего приехали, знаем, когда можно и когда нельзя. Зинэтула Хайдярович всегда нам говорил: «Думайте головой, всегда контролируйте, что вы делаете». 

– Как Зинэтула Хайдярович выстраивал отношения? Есть много историй о том, как он вел индивидуальные беседы, и у хоккеистов открывалось второе дыхание.
– Это его видение ситуации или проблемы. Еще со времен «Динамо» в 2000 году, когда я попал в состав, были собрания и по пятеркам, и по звеньям, и индивидуально, помню, он все нам прямо на телевизоре рисовал маркером, тогда всяких программ и приспособлений еще не было. Он трудяга, всегда говорил и буду говорить, что Зинэтула Хайдярович дал мне дорогу в большой хоккей. Знаете, как с образованием: есть начальная школа – это первый тренер, потом средняя школа – наставник фарм-клуба и институт, который тебя научил и учит, и ты шагаешь в профессиональный спорт, для меня этот институт – Зинэтула Хайдярович. Это тонкости его работы, когда стоит или не стоит говорить с ребятами, и это он перенял, когда работал в НХЛ. Поработав с Бобом Хартли, я заметил то же самое: это тот тренер, который даже в 40 лет дал мне очень много новой информации как игроку. Это дорогого стоит, очень благодарен ему за то, что он меня оставил в команде на тот момент и дал мне возможность расти, дал заряд на будущее. 

– Не было ли у Билялетдинова любимчиков или более лояльного отношения к динамовцам?
– Нет, наоборот, он с нас требовал в двойном объеме и относился строже, даже когда ушел из «Динамо» в «Ак Барс». Поверьте, нам от него доставалось прилично. Никогда такого не было, что у него кто-то любимчик, по крайней мере, он этого не показывал. 


01_20140218_OG_RUS_NOR_KUZ 004.jpg


– В СМИ бытовало мнение, что золото в 2012 году далось нашей сборной проще всего. Или, если речь о золотых медалях, то слова «легче» и «проще» не применимы?
– Именно так, ничто не дается просто так. Да, в финале мы были на порядок сильнее, чем словаки, так сложилось. Но вспомните, как мы обыграли шведов в группе, там матч был просто сумасшедший, там у них команда мечты была. Правда, и у нас тогда состав приличный получился, даже если сейчас всех собрать – мы бы выдали результат. 

– Какой бы матч вы выделили на чемпионате в 2012, если в финале вы просто раздавили Словакию?
– Я бы так не сказал, просто мы забивали вовремя и удачно, вратари играли достойно, в общем, все складывалось как надо. Самый тяжелый и запоминающийся матч получился со шведами за первое место в группе – по накалу, по организации, зрелищности, борьбе, эмоциям – суперматч. Помню, там Дима Калинин с Патриком Хёрнквистом буквально воевал на пятаке, была и мясорубка в хорошем смысле этого слова, борьба на каждом участке поля. Ты выходишь и тут или ты, или тебя, ты или чемпион, или никто. 


2022. ПОСЛЕСЛОВИЕ, ОНО ЖЕ - ПРОЛОГ 


04_20100514_DEN_RUS_KUZ 025.jpg


– Каково это, ощущать себя трехкратным чемпионом мира?
– А я себя им не ощущаю, я обычный человек, который провел карьеру в нескольких клубах. Я реально получал удовольствие от хоккея. Мы были все вместе, бывало всякое, но хотели только выигрывать. Не знаю, есть ли те, кто не хочет выигрывать или не выходит на лед ради этого, мне сложно даже вообразить такое, но если есть, то им лучше не выходить играть. 

– Какая из медалей для вас самая ценная, или они для вас одинаковы?
– Не буду скрывать, это медаль из Квебека, там был знаковый чемпионат мира. ИИХФ тогда праздновала свое столетие, сто лет исполнялось хоккею в Канаде, там и эмоции были нереальные. Сама команда, атмосфера после игры – это непередаваемо. 

– Чем вы занимаетесь сейчас, осталось ли место хоккею в вашей жизни после завершения игровой карьеры?
– С ноября тренирую детей 2009 года в школе, которая меня воспитала, в академии «Динамо» имени Аркадия Ивановича Чернышова. И знаете, скажу банально, но честно: я ожил. После «Авангарда» тренировался, готовился, хотелось завершить карьеру дома, в родном «Динамо». Но сложилось так, как сложилось. Меня пригласили и сказали: «Иди, бери детей и тренируй». Я ожил и благодарен детишкам, с которыми работаю, это потрясающе. Посмотрим, что получится, есть и мысли, и видение в плане развития этих ребят. 

– Что бы вы посоветовали и вашим юным подопечным, и другим хоккеистам, которые только учатся быть ими?
– Нужно учиться, трудиться, и чтобы у тебя был характер. Вот и всё. 

– Поделитесь главными правилами Алексея Терещенко, чтобы построить такую успешную карьеру как у вас?
– Быть честным по отношению к себе, к партнерам, к команде, к хоккею. Всегда работать и доказывать свою состоятельность каждый день, показывать, что ты достоин быть в команде, становиться лучше. Если ты хочешь играть долго, то ты должен себя контролировать, начиная с того, что ты ешь и пьешь, когда ты ложишься спать, отдыхаешь ты днем или нет, мелочей нет. Посмотрите, в каком состоянии на сегодняшний день Александр Попов, а без режима этого не добиться.


01_031109_Training_KUZ_VNB 030.jpg

 

АЛЕКСЕЙ ТЕРЕЩЕНКО
Родился 16 декабря 1980 года в Можайске.
Нападающий, воспитанник школы московского «Динамо».
Выступал за «Динамо» М (1998-2005, 2014-2018), «Ак Барс» (2005-2007, 2009-2014), «Салават Юлаев» (2007-2009), «Динамо» Мн (2018-2019), «Авангард» (2019-2020).
Обладатель Кубка Гагарина (2010). 
Пятикратный чемпион России (2000, 2005, 2006, 2008, 2010).
Трехкратный чемпион мира (2008, 2009, 2012).
Серебряный призер ЧМ-2010.
Серебряный призер МЧМ-2000.

Очерк об Алексее Терещенко на сайте «Играй в России»

Похожие новости

ПИОНЕР «ТРОЙНОГО ЗОЛОТОГО КЛУБА». АЛЕКСЕЮ ГУСАРОВУ- 60!
Олимпионик, трехкратный чемпион мира, обладатель Кубка Стэнли – защитник Алексей Гусаров не знал поражений с ЦСКА ни на внутренней, ни на международной арене

ТРЕНЕР-ЗОДЧИЙ. ПАМЯТИ АНАТОЛИЯ КОСТРЮКОВА
Сегодня 100 лет со дня рождения заслуженного тренера СССР Анатолия Михайловича Кострюкова
Состав юниорской сборной России U17 для подготовки к Кубку Сириуса
Сборная России U17 (игроки не старше 17 лет) отправилась в Сочи для подготовки и участия в международном турнире «Кубок Сириуса», который пройдет в ОЦ «Сириус» с 14 по 23 июля.

Партнеры и спонсоры