en
ВСЕ НОВОСТИ

Александр Сёмин: «На чемпионате мира в Квебеке предсказал, что победим в финале 5:4»

30 июня завершил профессиональную карьеру нападающий Александр Семин. В интервью FHR.ru двукратный чемпион мира поделился яркими воспоминаниями об играх за сборную, арифметическом предсказании счета перед финалом в Квебеке, взаимоотношениях внутри команды и многом другом.


В сборную всегда ехал с большой радостью даже на Евротуры


— Из шести чемпионатов мира, на которых вы сыграли, какой запомнился больше всего, помимо, конечно, Квебека-2008?
— Наверное самый первый. Мне было 18 лет, самый молодой оказался в команде. Сыграл вроде первый и крайний матчи, потому что мы тогда вылетели из борьбы за медали, ну меня и поставили. Всего две игры, а воспоминаний масса.

— Буквально в каждом интервью вы подчеркивали, как для вас важны матчи за сборную России. Кто вам привил это?
— Это зарождалось постепенно, с каждым вызовом в сборную. Помню, меня вызвали во взрослую сборную, а я даже не ожидал. Да, в 2003 отыграл в «Ладе» первый плей-офф хорошо, и вдруг меня вызывает Владимир Плющев в сборную. Очень удивился тогда, самым «зелёным» в составе оказался, но было «вау», под сильным впечатлением был. Думаю, когда ты в первый раз попадаешь в сборную за основную команду - для любого хоккеиста, а особенно молодого, это непередаваемые эмоции. Потом меня стали вызывать все чаще, в том числе на Евротуры, и я всегда ехал с большой радостью. Ведь это важно, ответственно, на меня смотрит вся Россия, которую всей душой хочешь не подвести.

— До золота в Квебеке предшествовала неприятная для вас история перед домашним чемпионатом мира в 2007, когда в последний момент вас отцепили за опоздание…
— Я уже точно не помню, что там было. Скорее, это недопонимание с менеджером команды. Я ему сказал, что прилетаю тогда-то, он сказал: «Хорошо». Но с тренером они обсудили другую дату, что я должен прилететь вечером другого дня. Получилось так, что я взял билет, прилетел, включил телефон после полёта, а мне позвонил Вячеслав Быков и сообщил: «Саша, мы отказались от твоих услуг». Спросил, что случилось, и мне Вячеслав Аркадьевич сказал, что я опоздал на сборы. Я не стал ничего доказывать и объяснять, потому что это было бессмысленно. Купил билет на ближайший рейс до Красноярска и вернулся домой.

— Обидно было?
— Понятное дело, молодой, какие-то эмоции были первое время, но потом понял, что обижаться смысла нет. Нужно выходить, играть, чтобы получить новый шанс сыграть за сборную. И он пришел уже в следующем сезоне.

— Получив этот шанс, вы воспользовались им с лихвой – и золото взяли, и лучшим бомбардиром сборной стали…
— Видимо, это помогло (смеётся). Но я не такой человек, чтобы кому-то что-то доказывать. Просто игры за сборную для меня особенные. В принципе, я всегда играл с большой самоотдачей за клубы, но за сборную вдвойне приятнее выступать.


Перед Квебеком не верил в золото

— Когда впервые поговорили с Вячеславом Аркадьевичем после чемпионата мира в Москве?
— Наверное, когда он собирал состав в Квебек. Он позвонил и вызвал в сборную. Конечно, мы вспомнили предыдущую ситуацию. Но я сразу сказал ему: «что было, то было и даже не хочется ничего вспоминать». Новый чемпионат мира – новые мысли и силы.

— Если бы перед началом чемпионата мира в Квебеке вам сказали, что возьмете золото, поверили?
— Думаю, в сказки верить трудно, сначала это нужно сделать. Но в такое бы поверилось трудом. Сами вспомните, как у нас шла игра, какие качели были. Сколько травм, особенно у вратарей, но мы сделали то, что должны были, к чему шли 15 лет.

— Как бы вы охарактеризовали сборную на чемпионате мира-2008?
— Помню, та сборная была собрана 50 на 50, то есть игроки тогда еще Суперлиги и НХЛ. Коллектив интересный собрался, где и молодые, и взрослые, тренеры с нами были в одной тарелке. Иногда случалось так, что вроде тренер должен говорить кто и когда идет на лёд, а он весь в игре, смотрит матч, там находится и уже непонятно, кто за кем идет. Было прикольно, много веселых моментов, запоминающихся эмоций.

— Многие отмечали, что Вячеслав Быков поменял подход в сборной, вел себя с игроками довольно демократично.
— Да, в этом плане он давал свободу, главное - выдавай результат. Делай, что хочешь, но на следующий день выйди и сделай то, что от тебя требуется. Сколько он работал в сборной, никогда не загонял игроков в рамки. Ни за кем не следил. То есть вышел куда-то из гостиницы игрок прогуляться или по своим делам, он не устраивал допросов.

— Беспокоила ситуация с вратарями, когда они один за другим получили травмы, а Набоков с «Сан-Хосе» всё не проигрывал?
— Нас это сплотило еще больше, трудности ведь объединяют, когда держишь в голове, что сейчас у вратарей не всё хорошо, то сам более ответственно играешь в обороне, и выкладываешься на 200 процентов в атаке. Поэтому, когда Женя Набоков приехал, это воодушевило, дало дополнительные эмоции и силы, потому что на тот момент он был одним из лучших вратарей в мире.

— Ещё одна особенная фигура в сборной, опытный игрок и ваш хороший приятель – Сергей Фёдоров. Какую роль он сыграл?
— Мы его по ходу карьеры всегда называли папа Федс, думаю он и в сборной им остался. Все прислушивались к его мнению. Думаю, это имя говорит само за себя. Всегда подсказывал в нужные моменты, где и как себя вести.

— Ходят легенды о его мотивационных речах в раздевалке, особенно перед третьим периодом в финале с Канадцами…
— Да, прекрасно помню, еще в памяти остался момент, когда было удаление в овертайме у канадцев, никто и ничего не говорил, а он сказал на скамейке, кто пойдёт на лёд. Это, можно сказать, был момент истины, мы им воспользовались. Как видите, он сделал всё правильно, как считал нужным. А я, к слову, до начала матча предсказал счёт, что мы победим 5:4.

— Он вам приснился накануне?
— Нет, я высчитал как-то арифметически: мы обыграли финнов 4:0 в полуфинале, канадцы обыграли шведов 5:4, финны победили Швецию 4:0, значит мы должны были обыграть Канаду со счетом 5:4. Причем я это понял спустя пару часов после финала, хотя до этого я об этом уже говорил Илюхе Ковальчуку, он может подтвердить.



От просмотра финала Квебека-2008 до сих пор мурашки


— Игрокам из НХЛ было легче играть в Канаде?
— Если говорить про размер площадки, ну может, для тех, кто из России прилетел, первые матчи были непривычны. Но две-три игры и адаптируешься, а потом уже становится интереснее и веселее играть на такой коробке. Знаете, был момент, когда мы в 2012 году приехали на чемпионат мира в Швецию, вышли на «Глобен-Арену» и окинули взглядом всю площадку, самую огромную на тот момент. Вот лично мне там было намного тяжелее играть.

— Какой матч на групповом этапе запомнился в Квебеке?
— О, это игра против шведов, когда мы за шесть секунд до сирены вышли вперёд и победили. Весь матч шел от ножа, стыков много было, Леху Морозова в борт припечатали, и Илья за него полез драться, дисквалификацию получил. В общем, игра кость в кость, шли на равных и эта шайба на последних секундах – просто «вау».

— Эта шайба – заслуга вашего звена, вы этот момент голевой чувствовали? Все-таки шли последние секунды, могли же вообще ничего не делать, держать шайбу и настраиваться на овертайм…
— Помню этот момент, я отдал Ови на всякий случай, он бросил, и шайба как-то странно отскочила, залетела за шиворот и получился гол. Думаю, без везения в том эпизоде, конечно, не обошлось.

— Кто помимо Сергея Фёдорова всех объединял в команде? Многие отмечали Александра Радулова.
— Ну тогда Саша еще молодой был, гораздо скромнее и тише себя вёл, хотя уже был оторванным, но не таким как в ближайшем будущем (смеётся). И, между прочим, я с ним на каких-то чемпионатах в одном номере жил, и он довольно серьёзный парень, это он на публику любит поиграть. Знаете, помимо папы Федса, наверное, всех объединял Данила Марков, тоже такой папка, которого все слушались. Ему было без разницы – старший не старший, он на любого мог рявкнуть или что-то высказать, если был чем-то недоволен.

— И за что например?
— Когда пас не отдавали через центр, или наоборот через борт. Или кто-то отдает через центр, но идёт перехват и опасный момент у наших ворот. И вот тут он начинал жучить.

— У многих игроков до сих пор мурашки и ком в горле, когда они пересматривают финальный матч, у вас также?
— Да, по утрам, когда встаём и завтракаем, старший сын включает все чемпионаты мира. И когда именно этот обзор с ним смотрим – мурашки до сих пор, потому что матч – бомба.

— Много сказано про дубль Ковальчука, но давайте остановимся на вашем, ведь с него все началось…
— Самое главное - победа, ведь если бы мы проиграли, то ни Ильи, ни мой дубль никто бы и не вспомнил. Помню, в первой шайбе мне Саша отдал, куда я бросал – не видел, но попал точно, а второй гол - чистая удача: шел бросок мимо ворот, а она бабочкой полетела от борта и мне повезло, что я прямо в стык попал, когда она приземлилась на лёд, и вратарь не успел переместиться.

— Было ощущение, что этот матч всё-таки будет за Россией?
— Не могу сказать, потому что почти весь матч проигрывали в две шайбы, а когда Леша Терещенко забросил за 11 минут до конца, то нам уже терять было нечего. Мы побежали, а канадцы встали, как это обычно с командами происходит, когда начинаешь играть на удержание счёта. Очень тяжело удержать счёт, если перестаешь играть. Тем более, когда такой накал, скорости, финал, играешь дома, эмоции есть эмоции всё равно.

— Ваши первые действия на льду, когда вы победили, кого обняли первым?
— Илюху, он оказался рядом со мной, ну а потом кипиш был на льду, все бегали, радовались. Мы молодые, выиграли золото чемпионата мира спустя 15 лет, в Канаде, сделав камбэк, что может быть лучше!? Накричался так, что в Россию вернулся без голоса, просто не мог говорить. Правда, в самолёте вместе с Овечкиным прямо на полу отсыпались, возможно, это повлияло, но накричался я знатно.

— Вам рассказывали, как вы подняли на ноги всю Россию в этот момент?
— Конечно, как в родном Красноярске в четыре-пять утра люди выходили на улицы и радовались, все сходили с ума от радости, что в Москве происходило, и я их понимаю. Такие моменты воодушевляют, из-за этого и летишь в сборную по первому зову, чтобы в итоге порадовались люди.

— Понимаете, насколько важной оказалась эта победа для дальнейшего развития хоккея в России?
— Да, тогда бум произошел в стране, это очевидно. Если прежде, до этого события, набор в хоккейную школу был 20-25 человек, и там приходили люди, которые реально хотели им заниматься. Но когда мы выиграли чемпионат, набор увеличился до 100 человек, но, думаю, там больше родители приходили играть в хоккей за ребёнка. Чтобы играть в хоккее, нужно гореть им с детства. Схема, когда тебя заставляют родители, не совсем рабочая. Да, бывает человек загорается, но поезд уже может уйти.



Одинаково рад каждой медали


— К вопросу о «гореть игрой», расскажите про историю с арендой льда в Челябинске с Кузнецовым за бутылку Колы?
— Когда играл в Челябинске, то первые два года я жил во дворце, мне давали комнату, ну и Женю Кузнецова часто видел. Он очень выделялся тогда среди сверстников по катанию, да и по всему остальному на голову-две выше всех. Было видно, что мыслит и действует уже иначе, я его еще подкалывал, что он переписанный. В итоге получилось так, что вне тренировок и игр занимались вместе, ходили и просили охранника, чтобы он включал одну лампочку на арене, и мы катались по ночам. Так было почти каждый день, потому что делать было нечего – лёд, лёд и ещё раз лёд. Ну а когда договориться с охранниками не получалось, то у нас за ареной было такое место, с гладким-гладким бетоном, и мы могли там спокойно играть. То есть мы находили себе занятие несмотря ни на что, то есть не даёте лёд – ну мы пойдём туда.

— Вернёмся к чемпионатам мира. 2012 год, вы завершаете борьбу в плей-офф НХЛ. Как быстро с вами связались из сборной?
— Почти сразу, узнали готовы ли мы, ну а когда вопрос касается сборной, то и я, и Саша Овечкин, всегда готовы, если позволяют здоровье и возможности. На ближайший рейс сели в самолет и прилетели к ребятам в Швецию.

— Что нового успели взять для себя от Зинэтулы Билялетдинова?
— Я уже с ним как-то пересекался на одном из Евротуров, когда играл за «Ладу», поэтому всё было уже не в новинку. Зинэтула Хайдярович - это четкая система обороны, но у него тоже нет жестких рамок, то есть, ты отработай в обороне, а в атаке можешь делать всё, что хочешь.

— В 2012 за золото бороться было легче, учитывая, как сборная шла весь турнир?
— Не считаю, что легче, просто на тот момент у нас была подобрана забивающая команда, мы этим воспользовались. Но невзирая на счета в играх, просто нам не было.

— Помните массовое гуляние на Красной площади после золота в 2012, ощущали себя рок-звездами?
— Конечно, когда тебя представляют, а вокруг все ликуют, кричат, есть даже чувство гордости за команду, за себя. Повторюсь, мы играем только для болельщиков. Пандемия показала это ещё раз: вроде выходишь на матчи, но мотивировать себя тяжело, когда никого рядом нет, то ты выходишь, как на тренировку, неинтересно так играть. Я понимаю, что это работа, причем любимая, но нет этих эмоций, которые дают болельщики.



— Сейчас у вас дома растёт маленький хоккеист. Сложно?
— Стараюсь подсказывать ему что-то, но аккуратно, не пичкаю его своими советами. Однако, если приходит на тренировку и начинает работать в пол силы, на такие моменты всегда обращаю внимание. Но заниматься хоккеем я его не заставляю. Меня отец учил так: главное – это личное желание и стремление добиться, это решающий фактор, поэтому если он хочет стать профессиональным хоккеистом, то у него всё получится.

— Что бы вы посоветовали мальчишкам, которые выбрали хоккей и хотят построить успешную карьеру?
— Не останавливаться на достигнутом, не довольствоваться промежуточными успехами, а всегда стремиться к большему. То есть, если ты сегодня стал лучшим бомбардиром на турнире, то на следующем можешь не набрать очков вообще. Поэтому нужно не останавливаться, забывать как неудачи, так и достижения, чтобы идти вперёд и стремиться к новым вершинам, а также много-много работать.

— Если посмотреть на все ваши медали в копилке, какие из них самые ценные?
— Каждая из них, если бы у меня не было медалей с первенства города, когда я начинал, то, думаю, у меня бы не было ни одной из последующих. Поэтому все храню, и рад каждой из них.

Александр Семин

Родился
3 марта 1984 года в Красноярске.

Нападающий.
Выступал за «Трактор-2» (Первая лига, 2000 – 2002), «Ладу» (2002/03, 2004 – 2006), «Вашингтон Кэпиталс» (2003 – 2012), «Сокол» Красноярск (ВХЛ, 2012, 2017/18), «Торпедо» (2012), «Каролину» (2013 – 2015), «Монреаль» (2015), «Металлург» Мг (2015/16), «Витязь» (2018 – 2021).

Двукратный чемпион мира (2008, 2012), серебряный (2010) и бронзовый (2005) призер ЧМ, серебряный призер ЮЧМ (2002), обладатель Кубка Гагарина (2016).

Похожие новости

Спасший карьеру Тихонова. Александру Голикову – 70!
Его карьера в сборной уложилась в пятилетку – с 1976 по 1980 год. Он дважды побеждал на чемпионатах мира, выигрывал Кубок Вызова у звезд НХЛ
Стартует продажа билетов на Кубок Первого канала – 2022!
На KASSIR.RU стартует продажа билетов на главный хоккейный турнир сезона!
Расписание матчей Кубка Первого канала
Федерация хоккея России представляет расписание Кубка Первого канала
МЕЖДУНАРОДНЫЙ ХОККЕЙНЫЙ ФОРУМ-2022 ПРОЙДЕТ 15-16 ДЕКАБРЯ
15-16 декабря в Москве пройдет VII Международный хоккейный форум

Партнеры и спонсоры